За Краем Асфальта

Колесами и подальше.

Добрый день.
alekseyt


Меня зовут Алексей, и я очень люблю ездить на машине в разные уголки земли. А здесь внутри можно найти ссылки на наиболее интересные поездки.



ПосмотретьCollapse )

Также, загруженное

На дальних границах. Часть 1.
alekseyt


Мне понравилось лететь над Пакистаном. Я летел из Индии, и за плечами были пара недель катания на мотоцилке.
Безжиненная горная пустыня. Но начиная присматриваться, видишь сотни ниточек дорог. Нет зелени, нет воды. Что они там делают, и чем живут?
Еще интересно было наблюдать, как с севера приходят складки горных систем, каждая следующая выше и выше, и я понимал, что сейчас начнется великий Гиндукуш, а затем и Памир
Однажды я видел Гиндукуш в объектив своего фотоаппарата, и тогда я захлебнулся от восторга, всего одну вершину, но того самого недоступного Гиндукуша. Вряд ли я туда когда-нибудь попаду, в последнее время я прочитал много отчетов об Афганистане, хотя как много, их даже десятка не наберется.. И понимаю, что вряд ли я осмелюсь на это... может потом, когда вырастут дети....

Сейчас , может если повезёт, я увижу его еще раз из иллюминатора.
Тем временем все становиться еще более серым и безжизненным. Зрение позволяет мне рассматривать небольшие кишлаки с маленькими ниточками дорог. Я знаю как там внизу, знаю как выглядит дорога. Из чего построены маленькие хибары , знаю как они устроены...

Сейчас я понимаю, что я люблю Азию. Всегда будет тянуть на Ближний восток... В Центральную Азию. Это такая же тундра, только серого цвета и густонаселенная.
Нечто не поддающиеся описанию и выражению. Что здесь такого? Что здесь есть такого, кроме выжженной земли? За что идет резня сотни лет?!

Мне нравиться смотреть. Ведь я понимаю, что могу приехать сюда на своем автомобиле, как уже делал не раз, в районы, которые скоро увижу...,

Я вижу вдали первую снежную гряду настоящая горная цепь. Думаю, это Каракорум. У меня есть простенький навигатор в телефоне, и я вижу, что мы облетаем Афганистан по восточным границам. И тут же я увидел гряду Гиндукиша.

Тогда пришло желание написать о том, о чем уже думал не напишу. Не знаю до конца почему. Что-то тогда произошло может, но несколько лет я хранил это в своей голове. Может быть просто теперь это вылежалось.

Я хорошо помню, как мы ехали. Прошло 4 года, а я помню каждую дорожку, каждую тропинку той дороги. Кишлаки на берегу Пянджа. Узкие тропы в Ваханском хребте. Слияние рек Памир и Вахандарья. Место, которое называется Ваханский коридор. Помню солярку из ведер, людей, что приготовили нам одну курицу из трех оставшихся. Помню адскую пыль и разбитые направления. Ущелья, глубиной до небес. Реки, как слезы.

Мы вышли из Китая большой толпой, и все разошлись. И я с Аркадием, погнали на всех парах через перевалы в Ош, чтобы встретить самолет с новыми штурманами. Я не был дома на тот момент уже около 43 дней. Был Тянь-Шань, потом Китай, Тибет, Гималаи. Много эмоций, и впечатлений.

Но ту дорогу через Памир я отлично помню. Ее спокойствие, умиротворение. Ее неповторимый дух. Только тогда, я понял, где действительно находится сердце Азии.

Оно здесь. Между Алаем и Гиндукушем. На самых дальних границах наших желаний.

Read more...Collapse )

До острова и обратно. Ямал. Часть 8.
alekseyt


Утреннее гало было прекрасным. Морозным, свежим. Сложно было выскочить на мороз в туалет, но все равно подъем через 10 минут. Тут же стояли вчерашние самосвалы.

Read more...Collapse )

До острова и обратно. Ямал. Часть 7.
alekseyt



А в Бованенково было круто. Теперь мы все точно знаем, как газ попадает из земли в наши газовые плиты.
Read more...Collapse )

До острова и обратно. Ямал. Часть 6.
alekseyt


Итак, до "полярки" оставалось всего 5-6 км, огни ее светились на горизонте, а у нас кипел Патриот. За всю жизнь этой машины 108 градусов в ней было всего один раз. Когда то давно, еще на первом году жизни, кажется слете л патрубок. Ну или что то такое. Я соскочил со спальника, нацепил куртку, открыл капот и стал бросать снег верху на крышку и детали, которые мне было жальче меньше всего. При этом патрубки были полные, т.е. тосол был. Первая мысль – помпа. Сия догадка сильно омрачила мое настроение, так как помпы с собой не было. Я очень пронзительно вспомнил синюю коробочку в гараже на полу. Я забыл помпу дома. Было мучительно больно. Я прям стоял и от отчаяния хотелось вырвать себе яйца. Знаете, такое чувство, когда понимаешь, что тот пресловутый олень это именно ты.

Read more...Collapse )

До острова и обратно. Ямал. Часть 5.
alekseyt




Наверное, я никогда не допишу Ямал. Так же как и никогда видимо не будет написан Памирский тракт, Байкал и еще что-то.. Как то все тяжело стало даваться…

Ну так вот, остановились мы на площадке будущей буровой, после двухнедельного движения по Ямалу, замело нас снежком под утро, и вышли мы на самую интересную часть маршрута - назовем его спецучасток. Кусок тундры от крайней буровой до берега пролива Малыгина. Всего 80 км. Ехать мы будем их двое суток. С 8 утра до 3 ночи.
Read more...Collapse )

До острова и обратно. Ямал. Часть 4.
alekseyt


С утра я проспал. Непонятно зачем это пишу, походу все в этой стране знают, что я вечно опаздываю и просыпаю. Пожрали с Женькой в кафетерии, столовая уже не работала, прям вкусно. Потом Аркадий нам выделили теплый бокс для нас, я очень хотел поправить стекло. Нас пустили в отличный новый строящий бокс, там было очень тепло и уютно.
Со стеклом, вообще конечно, показательно получилось… У моего зятька есть хорошая присказка, когда кто-нибудь накосячит по-тупому, он так смотрит пристально в глаза и спрашивает, «Ну что, Леша, х*ево быть тупым, да?» Вот со стеклом так и получилось. Честно говоря, даже сейчас я не очень понимаю, что руководило мной в тот момент. Прямо приступ скудоумия случился. Я сказал Жене тянуть стекло вверх, а сам стал постукивать ручкой кувалды по выскочившему краю стекла. На третье постукивание стекло лопнуло.
Не, я конечно быстренько прикинул, что можно позвонить в Москву, там ребята купят стекло, положат его в самолет до Сабетты, оно через день два прилетит, и все такое… Но желание оторвать себе яйцо конечно не пропало.. Я прям чувствовал, как знамя идиотизма гордо вручается мне….

Read more...Collapse )

До острова и обратно. Ямал. Часть 3.
alekseyt



Я часто ловил себя на мысли, особенно в последствии, уже сидя дома, что на Ямале трудно совладать со временем. Ты растворяешься в нем. Каждое утро как день сурка: ты встаешь, выскакиваешь в пронизывающий холод, делаешь быстро свои дела и ныряешь в спасительное тепло. А после завтрака ты видишь туже картину, что и вчера – сквозь туман на горизонте встает тусклое солнце, и колея бежит прямо к нему.
Read more...Collapse )

До острова и обратно. Ямал. Часть 2.
alekseyt


С утра дуло. Видимости опять никакой. Мерзкая поземка и молоко. Отоспаться не получилось, мы куда то торопимся, решили одеть лыжи. Лыжи нужны, прицепы тяжелые, в каждом по две бочки соляры, и колеса тонут в снегу, топтать не получается.

Read more...Collapse )

До острова и обратно. Ямал.
alekseyt


Совершенно точно, что я мог бы смотреть на три вещи. И одна из них не работающие люди. Работать я и сам готов. Я готов смотреть на воду, костер, и снежную поземку в тундре.

Она как ручейки. Как язычки пламени. Маленькие, сочащиеся сквозь переметы и торосы. Маленькие белые язычки пламени. Мертвого безжизненного пламени. У нее нет начала и нет конца. Она бежит всегда, когда есть снег. Кажется, она есть даже тогда, когда снег не лежит сплошным покровом. Просто мы ее не видим, но где то там, поверх ягеля бегут эти малозаметные ручейки.

Тундра. В ней нет ничего кроме снега, но каждый раз я не могу оторвать от нее взгляд. Каждый раз взгляд цепляется за еле приметные бугорки из снега. Каждый раз я думаю, откуда он здесь взялся. Почему он образовался, если тундра ровная как стол. Почему не занесло снегом все…
Это эмоции минимализма. Мы не обращаем на такие вещи в средней полосе, или горах. Если мы видим, как растет цветок в горах, то мы думаем, что он красив. Мы не думаем, как он вырос там, это понятно.

Но находясь здесь, в обжигающем холодном климате, на ветру, пронизывающим тебя до исподнего, замораживающим сопли прямо в носу, ты всегда думаешь, как здесь вырос этот маленький кустик. Бегущий вдалеке олень вызывает больше вопросов «зачем», нежели «откуда».

Ямал. Одно из немногих мест, где я хотел побывать, не смотря ни на что. Ни Китай, ни Гималаи, никак не испарили мою охоту увидеть это место. Я ехал сюда с точным осознанием, что я хочу увидеть.

Я ехал не за преодолением и не за рекордами. Пожалуй, впервые, я с точностью до 99% я знал, что увижу. Я очень хотел снега. Снега и тундры. Совершенно незабываемое чувство, когда ты лежишь в теплой машине, а ее раскачивает пурга. Как ты нежишься в теплом спальнике, не желая выходить на улицу. Посреди белого ничего.

Посреди выдувающего все и вся колючего ветра. Посреди преследующего тебя гало и северного сияния. Посреди ровной, как обеденный стол, тундры.

Ехал за северным сиянием, о белым медведем, о гало во все небо. За белой мглой, в которой есть эхо. За тем, чтобы пожить в машине месяц.

За тем, чтобы увидеть полуостров Ямал.

Read more...Collapse )

?

Log in

No account? Create an account